warning: cal_days_in_month(): invalid date. in /home/m/mgtata/public_html/sites/all/modules/archive/archive.module on line 106.


Сделать все, чтобы ребенок вернулся в семью

№ 17 от 17 мая 2019 года


15-летнюю Руфину Валиуллину сверстники сторонились: она всегда была неряшливо одета, ей было трудно и осваивать новое, и общаться с окружающими. Когда в отделение социальной помощи семье и детям Дрожжановского КЦСОН поступил тревожный сигнал от руководства школы, где училась девочка, специалисты выехали на место, в село Новое Дрожжаное, без промедления. Увидели дома антисанитарию, полное отсутствие продуктов. Горе-родители, как выяснилось, не то чтобы сильно злоупотребляли спиртным, – просто не привыкли напрягаться – не работали, не вели подсобное хозяйство. И воспитанием дочери тоже себя не утруждали. Так Руфина попала в Дрожжановский социальный приют для детей и подростков «Теплый дом».

– Было видно, что эта девочка остро нуждается в социальной помощи, – она избегала общения с детьми и взрослыми, отсутствовали навыки самообслуживания, не были сформированы элементарные санитарно-гигиенические навыки, – рассказывает директор приюта Рамзия Хайруллина. – О сколько-нибудь успешной учебе даже речи не шло, настолько Руфина отстала от учебной программы.
Диагностика показала, что у новой воспитанницы повышенный уровень тревожности, заниженная самооценка. Родители тоже на контакт не шли, к окружающему миру у них были только претензии.
После обсуждения ситуации на межведомственном социально-реабилитационном консилиуме района семью поставили на ведомственный учет. Руфину направили на медицинское обследование, потом ее ждал курс социальной реабилитации в «Теплом доме».
Начали с занятий у психолога Гульназ Ханбиковой: в ходе индивидуальных бесед, тренингов, посещения сенсорной комнаты у Руфины мало-помалу снижалось психоэмоциональное напряжение, улучшались коммуникативные навыки. Много времени воспитатели и социальные педагоги потратили на то, чтобы она освоила азы гигиены, пользования индивидуальными принадлежностями. Руфина стала общаться с детьми и со взрослыми, участвовать в мероприятиях, вместе с другими девочками посещала в приюте кружки «Умелые руки», «Хозяюшка», а на базе районного Дома творчества – занятия по рисованию. Но все же было видно, что Руфина сильно отличается от других воспитанников. После консультаций с медиками сначала ее определили в ДРКБ, потом она прошла обследование в Республиканской клинической психиатрической больнице. Была выявлена умственная отсталость, несформированность учебных навыков. Медработники приюта уговорили маму поехать вместе с ними и Руфиной в Казань, в главное бюро медико-социальной экспертизы, где девушке установили инвалидность.

 

 В ДРОЖЖАНОВСКОМ СОЦИАЛЬНОМ ПРИЮТЕ ДЛЯ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ «ТЕПЛЫЙ ДОМ»

Дети осваивают азы швейного дела

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ребятам прививают основы здорового образа жизни

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На мероприятия в приюте обязательно приглашают родителей воспитанников

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

– Параллельно с сотрудниками отделения социальной помощи семье и детям районного КЦСОН мы вели активную реабилитационную работу и с родителями, – рассказывает Рамзия Хайруллина. – С семьей был заключен социальный контракт – выделили материальную помощь на развитие личного подсобного хозяйства, мать и отца сначала поставили на учет в ЦЗН, потом трудоустроили. Наши специалисты по соцработе Екатерина Симукова и Ирина Ярзуткина совместно с сотрудниками КЦСОН сопровождали маму в отделение Пенсионного фонда района для оформления выплат по инвалидности дочери. В результате уровень жизни семьи удалось повысить, улучшилась бытовая обстановка. Руфина вернулась домой. Родители поддерживают контакт со школой, КЦСОН. Нас радует, что они начали самостоятельно справляться с жизненными трудностями.
В семье Максимовых ситуация была тоже сложная – оба родителя пили, не работали, и это при трех несовершеннолетних детях! «Старшему Валере тогда было 12 лет, Маше 10, Рите четыре года, – рассказывает Рамзия Хайруллина. – В ходе обследования дома у Максимовых увидели полную антисанитарию, родители находились в состоянии сильнейшего алкогольного опьянения. Решением комиссии по делам несовершеннолетних семью поставили на межведомственный учет как находящуюся в социально опасном положении». Все трое детей оказались в «Теплом доме».
Первоочередных реабилитационных задач у специалистов было немало – у новых воспитанников совершенно не сформированы знания и навыки, необходимые в жизни. Например, они не могли себя обслуживать, общаться с окружающими, правильно себя вести, совершенно не умели трудиться, ничем не интересовались. Первым делом этих детей нужно было подлечить и оздоровить – после ДРКБ они съездили в санаторий. Потом началась комплексная целенаправленная адресная работа с учетом возраста воспитанников, в которую включились все специалисты приюта. Так, с Валерой акцент сделали на профориентацию. Мальчик посещал групповые профориентационные занятия, вместе с другими старшими воспитанниками выезжал на экскурсии на местные предприятия. С большим интересом подросток ходил в кружок «Знайка.ru», где изучил основы компьютерной грамотности. Сейчас Валера учится в Ульяновском техникуме железнодорожного транспорта на машиниста поезда.
А его сестренка Маша с удовольствием занималась в кружках «Волшебный крючок», «Хозяюшка»: здесь девочки учатся не только вязать, но и постигают основы ведения домашнего хозяйства. «В рамках реализации ИПР с семьей проведена огромная реабилитационная работа, – рассказывает директор. – Нам удалось установить доверительный контакт с родителями, мотивировать их на лечение от алкогольной зависимости. И, конечно, консультировали по вопросам воспитания. Чтобы заинтересовать успехами детей, приглашали их на мероприятия в приют. Для более эффективной реабилитационной работы эту семью мы взяли на социальный патронаж».
Не сразу, но родители поняли, что ситуацию нужно исправлять. Устроились на работу, сделали дома косметический ремонт, стали внимательнее к детям, а те, в свою очередь, теперь нормально общаются с родителями.
– В течение прошлого года через приют прошел 101 несовершеннолетний, комплексная реабилитация семей, оказание необходимой социально-психологической, социально-педагогической, юридической¬ помощи и поддержки позволили вернуть 68 несовершеннолетних в родные семьи, по одному ребенку передано на воспитание в приемную семью и под опеку, – подытоживает директор.
В Алексеевском приюте «Забота» в прошлом году социальные услуги получили 117 детей, и 87 удалось вернуть в родные семьи. В их числе – трое несовершеннолетних Беляковых: 15-летний Максим и две его младшие сестренки. В приют они поступили на основании акта Чистопольского УВД: горе-мамаша злоупотребляла алкоголем, умереть с голоду не давала старенькая бабушка. В школе все трое учились из рук вон плохо, не могли нормально контактировать с окружающими. По словам психолога Натальи Коновой, первичная диагностика показала повышенную тревожность, заторможенность реакций, слабую способность к самообслуживанию. Индивидуальная и групповая работа дала результаты – дети успокоились, начали интересоваться окружающим миром, активно осваивать новое. По словам Натальи Коновой, особенно помогли занятия в сенсорной комнате – по сказко-, пескотерапии, упражнения на расслабление. Ведь до этого ребята жили в постоянном страхе, не ожидая от взрослых ничего хорошего. И вот уже девочки стали учиться шить, ухаживали за комнатными растениями, а Максим увлекся выжиганием по дереву, спортом. По словам директора Марины Солдатовой, исходя из ИПР этих воспитанников в работе с сестренками Максима специалисты делали упор на развитие мелкой моторики рук, развитие бытовых навыков – в кабинете трудотерапии они осваивали азы тестопластики, декупажа, делали поделки из соленого теста. Это повышало их самооценку, давало стимул к освоению нового. А с самим Максимом во главу угла поставили трудотерапию, профориентационные занятия, к которым привлекли специалистов центра занятости населения. Выяснилось, что у юноши большой интерес к технике. Через службу занятости подростка трудоустроили на каникулы. Потом Максим поступил в Чистопольский политехнический колледж, учится на сварщика.
– Работу с горе-мамашей мы проводили вместе с сотрудниками Чистопольского КЦСОН, – рассказывает директор. – Проведенная диагностика показала, что она интересуется своими детьми, боится их потерять. Чтобы закрепить этот результат, мы приглашали ее на наши праздники, совместные с детьми творческие мастер-классы, тренинги. В итоге женщина согласилась закодироваться от алкоголя, специалисты районной социальной службы помогли ей собрать пакет документов для оформления инвалидности. Дома она навела порядок, детей ей вернули. Но эту семью в Чистопольском КЦСОН держат на контроле.
В настоящее время социальные приюты являются одной из наиболее эффективных форм социального обслуживания, позволяющих комплексно осуществлять реабилитацию детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Сотрудники этих учреждений имеют дело с весьма сложными в социальном и педагогическом плане воспитанниками. Многие дети не учились, у них не сформированы или утрачены элементарные социальные и бытовые навыки, они не имеют представления о том, что такое нормальная семья. Приют – это временное убежище для детей, поэтому одной из главных задач социальной помощи ребенку является устройство его дальнейшей судьбы с учетом обстоятельств в каждом конкретном случае. В социальных приютах, подведомственных Министерству труда, занятости и социальной защиты РТ, с этой задачей успешно справляются.
Ирина ЧУДНОВСКАЯ